Песня про зайцев

song_about_hares

Зайцы как таковые в этот раз нас нисколько не интересуют, а вот слова припева знаменитой песенки из Бриллиантовой руки в исполнении Семен Семеныча Горбункова — очень даже по теме нашего очередного монолога: «А нам все равно, а нам все равно…» — помните же, да? Эту мантру частенько приходится слышать, когда речь заходит об использовании неоригинальных (так и хочется сказать — маргинальных) расходных материалов:

«Я заказчик, мне все равно, у меня SLA

прописано в договоре, а каким образом оно достигается, мне неважно». Это позиция либо не понимающего всей глубины вопроса, либо очень циничного руководителя.

Профессор, снимите очки-велосипед!

pink_glasses

Вообще, как показывает многолетняя практика, стандартная картина в голове большинства пользователей так называемых совместимых картриджей с течением времени особо не меняется:

Проклятые империалисты дерут с трудящихся втридорога невесть за что...

capitalism
capitalism

Но на страже справедливости — человечные производители совместимки!

Они — друзья всех офисных тружеников и вообще славные ребята. Эти воины добра и света у себя в китайском коммунистическом раю ради победы над мировым капиталом готовы много и бесплатно работать на благо всех нас с вами. Жанр — лубок. Ну, или советский плакат, кому что милее.

Тут вам и борьба добра со злом, и трудовой подвиг китайского народа и вот это все. Беда только, что подобный контент и общая жанровая стилистика этого полотна неважно сочетаются с такими неудобоваримыми веществами, как

полибромированные дифенилэфиры.

Decabromodiphenyl ether

Диссонанс какой-то сразу, да? Там люди с хорошими китайскими лицами протягивают мозолистую руку взаимовыручки, а тут вдруг какой-нибудь декабромированный дифенилэфир, такой, знаете, с черепом на бочке, в которых обычно химические отходы транспортируют к местам захоронения. Что-то не то. Это из какой-то другой оперы?

Другая опера

chemical_waste

Да, это из той же, что и Стокгольмская конвенция о стойких органических загрязнителях. Там все больше про ядовитые бромсодержащие соединения с нейротоксическим эффектом в составе китайских пластиков, из которых производятся те самые дешевые совместимые картриджи.

Страны-участники Стокгольмской конвенции

Страны-участники Стокгольмской конвенции.

Полибромированные дифениловые эфиры (далее — ПБДЭ) – один из наиболее часто встречающихся на нашей планете органических поллютантов искусственного происхождения. Синтезируются в промышленных масштабах с 70-х годов прошлого века. Зачем? ПБДЭ — антипирены, они применяются при производстве огнеупорных и тугоплавких полимеров. На этом их полезные свойства заканчиваются, потому что

toxic

ПБДЭ негативно влияют на ЦНС, эндокринную систему, работу щитовидной железы, печени, репродуктивную функцию человека и животных.

За прошедшие десятилетия размах загрязнения почв, вод и воздуха этими веществами достиг глобальных масштабов, затронуты все пищевые цепочки, поэтому мы все скоро умрем как суперхищники неизбежно ощущаем на себе последствия этого загрязнения. В наш организм ПБДЭ попадают преимущественно с пищей животного происхождения или респираторно и имеют нехорошее свойство накапливаться в жировых тканях. Огнеупорных свойств они нам, к сожалению, не добавляют при этом.

Токсичность ПБДЭ зависит от количества и расположения атомов брома в молекуле: тетра-, пента-, гекса-, гепта и дека-БДЭ (то есть молекулы с 4, 5, 6, 7 и 10 атомами брома соответственно)

занесены в приложение «А» Стокгольмской конвенции ООН как высокотоксичные органические соединения.

stockholm_convention_2

«Ну, жить вообще вредно для здоровья» — могут нам возразить некоторые особо суровые критики нашего сегодняшнего материала. Это да, спору нет, но для лучшего понимания, что же это все-таки за ПБДЭ такие, надо, думается, немного пояснить, а что же это за приложение «А» Стокгольмской конвенции. А это, друзья,

перечень веществ, преимущественно (почти все перечисленные там) запрещенных к производству и подлежащих ликвидации.

То есть страны-участники конвенции обязуются ввиду особой опасности для окружающей среды и угрозы для всего живого эти вещества не производить больше никогда, а имеющиеся запасы по мере возможностей ликвидировать.

А в приложении «С», для справки просто, перечислены совсем уж адские яды и мутагены, такие, как например, диоксины. Чтобы сильно не отклоняться от темы, упомянем лишь, что диоксины в значительном количестве содержались в печально известном «Agent Orange» и прочих дефолиантах, которыми во время войны во Вьетнаме американцы обрабатывали джунгли. Просто взгляните на изображения в выдаче гугла по запросу «Агент Оранж», и вам все станет ясно без лишних слов.

defoliation_agent_spraying

К чему, собственно, весь этот экскурс? К тому, что вещества, перечисленные в Стокгольмской конвенции — чрезвычайно опасны и сам документ тоже очень серьезный.

И ПБДЭ там оказались не случайно.

Это чтобы не было оснований полагать, что немножко ПБДЭ поблизости — это вовсе не страшно и вообще, раз они и так кругом, то и беспокоиться не о чем. Беспокоиться определенно есть о чем.

Сертификаты? Какие сертификаты?

scull_question_mark

Вернемся обратно к нашим (на самом деле нет, мы у себя в Лекоме таким не промышляем) совместимым картриджам из Китая.

Почему же они так дешевы?

Да, в Китае дешевая рабочая сила, но только ли в этом все дело? Да, это продукция низкого качества, она дешевле в производстве, сырье, техпроцесс, потребительские качества, в том числе та самая пресловутая «совместимость» — словом, все хуже и поэтому, разумеется, цена ниже. А есть ли уверенность в том, что это низкое качество хотя бы элементарно

безопасно для здоровья?

Такая, знаете ли, документально подтвержденная, а не умозрительная уверенность в том, что, пластик этих совместимых картриджей не содержит ПБДЭ?

Уверенность в формате сертификата есть?

А нет ее. Более того, ситуация ровно обратная, даже и предполагать ничего не нужно: в 2019 году в издании Business Inform Review были опубликованы любопытные материалы на эту тему. Желающие могут самостоятельно ознакомиться, кстати: выпуск №22, стр. 34-36. Если максимально коротко — результаты независимых исследований, проведенных в лаборатории TÜV Rheinland/LGA, выявили, что

90% образцов картриджей азиатского происхождения произведены из материалов с высокой и очень высокой концентрацией ПБДЭ.

TUV_Rheinland

TÜV Rheinland Group, к слову, — это международный концерн, один из ведущих в мире по предоставлению независимых аудиторских услуг. Очевидно, что нет никаких оснований не доверять результатам этих исследований.

Чувствуете, да, как осыпается красочный слой с той идиллической наивной картинки про добрых человечных китайских производителей совместимых картриджей. И это мы еще только про пластик немножко поговорили, а там же еще тонер есть внутри этих картриджей.

И еще… просто информация к размышлению…

yuan

Очевидно, что утилизация отходов, загрязненных ПБДЭ — дело весьма обременительное и затратное, в масштабах страны речь идет о миллиардах тонн этого добра. Казалось бы, одни убытки для государства. А что, если это государство простимулирует производителей каких-нибудь изделий (картриджей?!) из загрязненного вторсырья, чтобы они смогли предлагать свою продукцию по сверхнизкой цене на мировом рынке? И вот уже вместо убытков вырисовывается вполне себе заработок, ведь все эти дотации вернутся в экономику в виде налогов. То есть два зайца одним выстрелом наповал — зачем утилизировать опасные отходы, тратить на это деньги, если их можно просто вывалить за забор. И за это еще заплатят с той стороны забора.

take_my_money

Покупают оптом и выгодно продают, благо желающих приобрести — хоть отбавляй. А если вдруг кто-то поинтересуется, а что там насчет экологичности и безопасности для здоровья, то…

Данные изделия не подлежат сертификации.

То есть никто вам не обязан сообщать, из чего они сделаны. Так и сообщают, что не обязаны сообщать. «Информационное письмо» называется такой жанр. Вы эти письма можете легко найти на официальных ресурсах компаний, занимающихся ввозом и реализацией совместимки.

Вся эта сертификация сложная, экологичность и безопасность для здоровья пользователей — удел крупных производителей оргтехники и оригинальных расходников к ним, поскольку это бренды с мировым именем, они под пристальным вниманием со стороны всевозможных контролирующих организаций, в том числе международных, без сертификации просто не обойтись.

Полагаем же, ни у кого не вызывает сомнений тот факт, что во всем цивилизованном (сделаем многозначительный акцент на этом слове) мире вопросы экологии, безопасности для здоровья и окружающей среды — повестка традиционно актуальная, эти темы там всегда в тренде, пренебрежительное отношение к экологии чревато неиллюзорными неприятностями для всех сопричастных: широкий общественный резонанс, гигантские штрафы, запреты на продажу продукции, не соответствующей требованиям всех этих экологических стандартов, репутационные потери, отставки и скоропостижное завершение политической карьеры… короче, масса неприятностей ждет нарушителей и попустительствующих.

volkswagen

Бывший председатель совета директоров и генеральный директор концерна Volkswagen, а также главный фигурант Дизельгейта Мартин Винтеркорн не даст соврать...

Ни один производитель мирового уровня просто не может позволить себе оказаться в центре подобного скандала. Напротив, мировой спрос на экологичность вынуждает действовать на опережение и предлагать все более безопасные продукты, поскольку это тоже область конкурентной борьбы, в которой при прочих равных предпочтение несомненно будет отдано более экологичным решениям.

temperature_sensor

У кого-то может возникнуть вопрос: «Хорошо, мы уже поняли, что в пластике, из которого сделан неоригинальный картридж, могут содержаться эти ПБДЭ, но мы же его есть не собираемся, и сжигать прямо в офисе тоже, так каким образом он представляет угрозу для здоровья?». Отвечаем: вставляется такой картридж в принтер, а там узел термозакрепления рядышком, в простонародье — печка. Она до 180-200 градусов разогревается в среднем и все расположенные рядом детали неизбежно испытывают на себе это тепловое воздействие. А ПБДЭ в составе неоригинального картриджа — самый дешевый и эффективный способ повысить его сопротивляемость тепловому воздействию, чтобы корпус не деформировался и не плавился. Но,

нагреваясь, пластик начинает выделять в воздух эти самые ПБДЭ

и, как говорится, дышите глубже.

gas_mask

А что внутри?

Теперь другой момент, связанный с совместимкой — тонер. На эту тему тоже можно довольно много всего сказать, и мы уже сделали это в одном из наших предыдущих материалов. Если коротко, суть проблемы сводится к тому, что эрзац-тонер, во-первых, может представлять собой практически что угодно, его химический состав, как мы помним, никто нам сообщать не обязан, поэтому и

toner

никаких гарантий химической безопасности неоригинального тонера нет.

От него требуется более или менее закрепляться на бумаге под действием температуры и быть при этом черного, иногда синего, желтого или розового цвета. На этом, пожалуй, и все. Если вдруг окажется, что для обеспечения этих свойств и дешевизны конечного продукта придется изготовить его из опасного для здоровья и окружающей среды сырья, то… ничего страшного… Подумаешь… Ну будут там, например, какие-нибудь

оловоорганические полимерные соединения, стирол, фенол, формальдегид, бензол...

Главное — отпечаток отпечатывается, а больше ничего и не требуется особо за эти деньги, так ведь?

toner_issue

Следующий момент связан с тем, что в процессе эксплуатации неоригинального картриджа значительная часть тонера обычно просто высыпается из него. Главным образом это связано с несоответствием физико-химических параметров тонера (размер частицы и ее магнитные свойства) тем, под которые проектировалась та или иная модель печатного устройства. Еще одна причина — некачественная конструкция и сборка самого картриджа. Рассыпавшийся тонер выдувается наружу — вентиляторы же работают и воздух горячий циркулирует в корпусе устройства. К тому же некоторое его количество не закрепляется на бумаге и просто осыпается с нее либо пачкает руки того, кто берется за отпечаток.

Когда мы говорим «значительная», мы имеем в виду, что это может быть треть всего объема, например. И дело здесь не только и не столько в том, что это, согласитесь, весьма неэкономно, а в том, что

дышать тонером вредно

В первую очередь потому, что его частицы размером всего несколько микрометров нашим организмом в отличие от той же пыли или пыльцы растений не распознаются, поэтому природный механизм удаления всего постороннего, что попадает к нам в дыхательные пути, не запускается. Таким образом тонер, попавший в легкие, останется там навсегда. Эффект вполне сопоставим с пассивным курением. Есть исследования на эту тему вполне убедительные.

Вред от вдыхания тонера ничуть не меньше, чем от контакта с другими мелкодисперсными материалами, такими, как цементная пыль, например. В зависимости от количества попавшего в легкие тонера и / или общей продолжительности вот этих вот «ингаляций» последствия могут быть самыми разнообразными. В долгосрочной перспективе те или иные проблемы со здоровьем практически гарантированы.

smoking
cement

Обычно это хронические заболевания дыхательных путей разной степени тяжести или слизистых оболочек. В особо сложных случаях — вплоть до силикоза и онкологии, но это, правда, больше к заправщикам картриджей относится, они первые в зоне риска. То есть, допустим, человек лет 5-10 поработает где-то в офисе, особенно если это небольшое и недостаточно проветриваемое помещение, где постоянно эксплуатируется печатное оборудование на совместимке, и у такого сотрудника можно уже с изрядной долей уверенности предполагать те или иные проблемы со здоровьем, связанные именно с его рабочим местом, поскольку он постоянно дышит тонером.

coal

А уж если этот тонер, как это частенько и бывает, виден повсюду на поверхностях (на столе, в лотке для бумаге, на подоконнике и т.д.) невооруженным глазом, будьте уверены, что в воздухе его запредельное количество, поскольку он очень легкий и летучий. А мы же помним, что там еще и полибромированные дифенилэфиры витают в этом же воздухе, и сам тонер черт-те из чего сделан: что он там при нагревании выделяет, одному богу известно. Там микс ого-го какой может получиться, эдакий персональный настольный мусоросжигательный заводик.

factory_smoke
toner bag

Давайте посчитаем: есть небольшое помещение, где у каждого из 8-10 находящихся там сотрудников стоит свой персональный принтер, на котором постоянно печатаются документы. 100 000 отпечатков в месяц при таком раскладе — вполне обычное дело в каком-нибудь оживленном отделе продаж. Это 5-10 картриджей в месяц в зависимости от модели устройства. Тонера в этих картриджах, ну, скажем, грамм 600 в среднем. То есть 5-6 килограмм тонера в месяц расходуется, из которых кило-полтора попадает в воздух этого помещения. Сложнее, конечно, вычислить, сколько там из этих кило-полтора окажется в легких сотрудников. Много. А ведь с течением времени концентрация тонера в воздухе будет только расти, он накапливается, оседая на всех поверхностях, одежде, и от любого движения снова оказывается в воздухе.

Совместимая несовместимость

flying_away_money

Следующий аргумент не про здоровье, а про экономическую целесообразность. Здесь сначала хочется сам смысл слова «совместимый» растолковать поподробнее, чтобы иллюзий тоже не оставалось, а то все его понимают в таком положительном ключе, как «подходящий для множества устройств, универсальный». Нет, спешим разочаровать,

универсальных тонеров не бывает.

Для достижения наилучшего результата устройствам разных марок и моделей печатного оборудования требуется тонер с разной температурой запекания. Если она не соответствует той, которую обеспечивает узел термопереноса, страдает качество печати, тонер не закрепляется надлежащим образом на бумаге, налипает на ролики, засоряет и затрудняет работу всего передаточного механизма, что приводит к ускоренному износу деталей. Тонер из совместимых картриджей — это в лучшем случае что-то, более-менее пригодное для получения отпечатков. То есть ни о какой оптимальной для каждой конкретной модели принтера температуре запекания речи не идет.

toner_particles

Оригинальный тонер производится методом химического синтеза, поэтому частицы имеют сферическую форму. Дешевые неоригинальные тонеры обычно получают методом размалывания. В результате частицы неоднородны по своему размеру и имеют острые грани. Попадая на рабочую поверхность фотобарабана, они царапают ее, это ведет к снижению качества отпечатка и существенно сокращает срок службы детали.

Несколько слов о механизме печатающего устройства. Он приводится в движение мотором через систему шестеренок, и если какой-либо из узлов всей системы, одним из которых является картридж, начинает вращаться тяжелее или вынужден совершать дополнительные обороты, это сказывается на работе всего механизма, возрастает нагрузка на сам мотор.

Почему так происходит? Дело в том, что конструкция оригинального картриджа, продуманная и просчитанная инженерами, защищена патентами, ее нельзя просто клонировать, поэтому в нее вносятся изменения, в итоге ухудшающие общую механику и надежность этого узла. Вместо 4 точек опоры сделали 3, например, и картридж уже не так точно и плотно фиксируется в устройстве или вставляется с небольшим, незаметным глазу перекосом. Это, в свою очередь, может приводить к недостаточному сцеплению шестеренок и проскальзываниям. Возможна и обратная ситуация, когда чрезмерное прилегание одних движущихся частей к другим создает избыточное трение, тем самым затрудняя и замедляя работу мотора и всех остальных узлов.

Проиллюстрируем наше утверждение: часто при использовании совместимых картриджей ломаются узлы подачи бумаги, казалось бы, где тут связь? Ролик подачи бумаги вращается медленнее и одного оборота оказывается недостаточно для того, чтобы лист бумаги доехал до датчика в отведенное время. Управляющий процессор подает команду ролику совершить еще один оборот. Лишний оборот или даже несколько. И так постоянно. Вот вам ускоренный износ узла. При фактическом пробеге аппарата в 20k страниц реальная нагрузка на ролик подачи бумаги эквивалентна 40k страниц. Пора менять.

Пустая трата времени

waste_time

«А нам все равно, — опять говорит заказчик на все это. — Аппараты не наши, мы их арендуем, все эти проблемы — головная боль провайдера услуг печати, пусть он их ремонтирует за свои деньги, а мне неустойку платит». Как бы не так, ведь

с момента выявления неисправности до момента ее устранения пройдет масса времени.

И все это время оборудование либо работает ненадлежащим образом, либо вообще простаивает. А штрафы, даже если они прописаны в SLA, чаще всего подрядчика-совместимщика не сильно пугают, поскольку они невелики. Под реально большими штрафами он просто не подпишется, зная, что гарантированно на них попадает.

Кроме того, подрядчик низшего ценового сегмента рассчитывает, что большинство некритичных неисправностей вообще не попадет в поле зрения заказчика. Эта информация до него просто не дойдет. Почему? Как правило, лица, выбирающие подрядчика и подписывающие с ним договор, в повседневной жизни компании непосредственно не участвуют, они там у себя, на высшем уровне принимают стратегические решения и редко снисходят до проблем рядовых сотрудников.

Получается, что о всех нюансах SLA знают только те, кто составлял, читал и подписывал договор. Более того, в техническую часть реально вникают 1-2 специалиста, остальным это неинтересно, в лучшем случае по диагонали кто-то прочтет эти объемные пункты и все. Поэтому о том, как должно работать оборудование, какого качества должны быть отпечатки, каково время устранения дефекта и что вообще делать в случае возникновения неисправностей, реально знают тоже только эти люди.

broken_printer

Если компания не первый год обслуживается совместимщиками, рядовые пользователи не без оснований полагают, что все эти стандартные проблемы с качеством отпечатков и поломками — норма. Они ничего лучше и не видели, вечно неисправное старое оборудование, неопрятные документы со всевозможными дефектами — это их будни, и если руководству все это безразлично, то им — тем более. Получается, что

состояние оргтехники и внешний вид документов — это нередко довольно точная иллюстрация того, как в компании ведутся дела.

broken_printer

Давайте для наглядности смоделируем типичную ситуацию, которую нам неоднократно приходилось наблюдать: аппарат явно неисправен, печатает грязно, полосит или через раз заминает бумагу. Люди за неимением другого пользуются. Никому и в голову не приходит куда-то сообщать, никто даже и не знает, куда надо сообщить. Да и вообще некогда им вникать, у всех свои дела. В аппарате закончился тонер или аппарат сломался окончательно. Подошел к нему сотрудник — не работает, пошел к другому. А этот сломанный может так еще несколько дней стоять, пока там где-то по цепочке дойдет до того, кто вызовет сервисного специалиста. И то только потому, что он совсем сломался, а если он кое-как печатает, то… печатает же пока.

Кстати, вот это «пошел к другому» означает, что нагрузка на тот «другой» выросла, ведь к нему теперь ходят все пользователи сломанного. Поэтому он тоже скоро сломается. Не в этот раз, так в следующий.

Ситуация, когда в принт-зоне из 4 устройств работает дай бог одно-два — обычное дело. И при этом еще зачастую самые производительные и экономичные аппараты простаивают, а вся печать ведется на маломощных персональных машинах с высокой ценой отпечатка. Бывает и так, что на цветных машинах пачками печатаются рядовые ч/б документы, а это уж совсем никуда не годится.

svistoplyaska

К тому моменту, когда наконец сервисмен прибудет чинить аппарат или просто менять картридж, как минимум несколько человек потратят некоторое количество своего рабочего времени, чтобы приблизить этот момент. Ну как же, кому-то же все-таки придется сообщить о неисправности, написать заявку в IT-департамент, там кто-то эту заявку прочтет, пойдет, посмотрит, как там все. Да, действительно, не работает. Напишет подрядчику. Пройдет еще сколько-то дней. Потом надо встретить мастера, выписать пропуск, проконтролировать его работу, подписать акт выполненных работ, еще в бухгалтерию его направить на подпись… А чинить оборудование и менять совместимые картриджи, как мы помним, придется часто, то есть вот эта свистопляска будет на репите нон-стопом.

Даже если что-то из этого — замена картриджей или какой-то мелкий ремонт — делается своими силами, вся эта возня отнимает время. Один потратил 15 минут, второй, третий… четвертый — час, пока он там искал или ждал кого нужно… А аппаратов в компании может быть много…

Суммарные временные затраты персонала на обслуживание парка техники в крупной компании могут быть огромны и исчисляться сутками в месяц, а время — ресурс невосполнимый. И, главное, толку мало, все равно все плохо. Буксуют-бизнес процессы. Людям работать некогда: попробуйте-ка на чем-то сконцентрироваться, если постоянно прыг-скок туда-сюда по каким-то сиюминутным вопросам. Это очень отвлекает, пресловутый режим многозадачности для большинства сотрудников по факту — это режим низкой эффективности.

Куда их девать?

Что ж, давайте снова вернемся все-таки непосредственно к совместимым картриджам и подумаем над тем,

а как их утилизировать?

rosprirodnadzor

Их ведь надо утилизировать, их выбрасывать просто в корзину под стол нельзя. За это и оштрафовать могут, потому как отходы третьего класса опасности, то есть умеренно опасные. Да даже если и четвертого, что маловероятно, все равно их так просто вместе с бумажками и прочим рядовым мусором не положено выкидывать, извольте в

recicling

отдельный контейнер,

чтобы имеющая специальную лицензию компания их вывезла и утилизировала по всем правилам. И потом вам документ еще выдала о том, что все сделано как положено. Для предъявления компетентным органам в случае чего.

Но документ такой придется… купить. Незаконно, разумеется. Потому что в случае с неоригинальными картриджами по-другому его никак не заполучить. Потому что картриджи эти, как мы помним, не имеют сертификата, где в числе прочего должно быть указано, из каких материалов произведен этот картридж и как его нужно утилизировать. А они непонятно из чего сделаны, поэтому как их правильно утилизировать, тоже непонятно. Тупиковая ситуация. Компании, занимающиеся вывозом и переработкой отходов, у вас эти картриджи не примут. Официального способа избавиться от них нет.

Итого

Что ж, давайте теперь все это обилие фактов представим в виде краткого чек-листа:

Провал по всем пунктам. Ну что, вам все еще все равно?